Кипр

Немного фоток

Кошки - национальное достояние Кипра!

Это даже не русалка.



Фламигно ведет стаю чаек

Возле одного небольшого водопада



Сыр?

Подсмотрено в супермаркете

В горах Тродоса температура на 20 градусов ниже

Такой Кипр только весной


Водохранилище

Почта России

Почту России надо назначить организатором Конца света. Это будет гарантией нашей долгой жизни...
Посылка, пришедшая на московскую сортировку еще 5 марта, так и не добралась еще по городу до адресата:(

Starless and bible black


В лентах соцсетей - обилие ностальгических флешмобов, сотни черно-белых детских фоток и атрибутов ущербного, но счастливого детства. Одновременно с этим - посты о сленге нынешней молодежи (“Как нам понимать своих внуков?” и т.п.). Чувствуется неподдельный интерес, и под всей этой ностальгией сквозит щемящее чувство свободы.
Мы помним его в своей юности, мы любуемся им в своих детях и внуках. Этот чудесный момент отрыва от лона семьи, “выписка из дома”, “открытия двери” и “поднятия век”. Родители остаются за спиной, за много километров и эпох, содержание их жизни будут изучать разве что археологи, их язык мертв уже несколько веков, а за окнами - призраки исчезнувших стран с безглазыми лицами безымянных королей...
У тебя же, каждый день - новый. Плотный и насыщенный. Даже скука гудит напряжением жизни. Ну а встречи... Все встречи - события! Твои приятели такие разные, и каждый - планета. Со своей культурой и языком. Своими движениями и привычками. Всё очень важно, всё впитывается без остатка, всё идет впрок.
Растёшь непрерывно. Оглядываешься через плечо на себя прошлогоднего: “Кто этот человек? В каком веке он жил?”. Новый класс, новый курс - вехи! Героические, порой трагические и комичные, но скрепленные жизнью навсегда. Фундамент.

1982 год. Я иду по Пушкинской площади к бульвару. Лето. Жарко. Я уже год проучился в МГПИ, чудом попав туда по допнабору и избежав отправки в Афган, куда ушла половина моих одноклассников. Холщевая сумка с “фанатской” надписью “Био-хим” бьёт по бедру. Там - магнитофон “Легенда-404”, шурша моторчиком, голосом Питера Габриеля шепчет: “ Looking For Someone...”. Но я знаю, кого ищу:) В конце бульвара у нас стрелка с друзьями. Завтра я уезжаю в экспедицию, а сегодня... Что будет сегодня - не знает никто!

***

- Хай, чувак! - Димка по кличке “Монти” пришел первым. Его папа - большой чин в ракетных войсках, тщетно пытался втянуть сына в военную карьеру. На Монти большие роговые очки, на шее - “пацифик” - болтается на на грязном шнурке, на ногах - страшные шузы, зато джинсы настоящие, американские - все в заплатках.
- Меня Настя выгнала - радостно заявляет он. (Настя - это Анастасия Романова, декан - гроза и бич факультета) . - Последнюю степуху получил. Надо достойно проводить!
Больше никого не дождавшись, мы идем в Елисеевский магазин, где Монти на все деньги покупает бутылку 20-летнего коньяка “КВ”. Я таких напитков, конечно, в глаза не видел, но у него дома они стояли ящиками, и отзывался он о них с почтением. Мы прошли в переулок от ул. Горького (Пешков-стрит, т.е.) к автомату газировки, где украли граненый стакан (как раз 250 г. х 2). Закуски не было, но, как оказалось, и не надо. Коньяк лился в глотку, как расплавленное золото, и, что удивительно, голова оставалась чистой, но “вдохновленной”.
Мы шли дворами и распевали на мотив песенки Uriah Heep:
“Как пойду я по стриту,
В шоп покупки пролукну,
А в шопу френды стоят,
у френдов айзы горят эври дэй.
Было б рубль сорок семь,
Было б клево бы совсем.
Вот подходят две герлы:
Ах, спасите от урлы!
Нам не страшен урлаган. Кантри бой
Получает по фейсам эври дэй.
Было б рубль сорок семь,
Было б клево бы совсем!”

Настроение улучшалось на глазах. На бульварах сидели олдскульные тётки, в песочницах ковырялись дети, на красных плакатах вещали про ум и совесть эпохи, грузчики пили на задворках магазинов, сидя на деревянных ящиках. Но нас это восхитительно, то есть, ну совсем не касалось! Монти рассказывал про московскую “систему”. Он был вписан во многие хиповские компании и выглядел соответствующе. Мне же претила их пассивность и аморфность, так что меня с ними, кроме длинного хаера, ничего не роднило. Но я наматывал на ус темы. Система “аск” очень помогала в путешествиях по нашей бескрайней родине:)

Мы спустились к нынешнему Театральному проезду и решили “плюнуть с Бороды на Лысину” - пойти от проспекта Маркса к Библиотеке Ленина. Монти уже порядочно развезло, а у меня еще было дело, и я крепился. Мы уже шли бодрым шагом мимо старого корпуса МГУ, когда Монти разобрало, и он резко захотел пирожков с мясом, которые продавались рядом с бассейном “Москва”. Ну вот непременно там! Шлепать до Кропоткинской мне не хотелось, и мы раскланялись.
Я же поспешил назад, к Пешков-стрит, где во дворах, в помещении факультета психологии МГУ, меня ждал инженер Гена “для опытов”.
Тут следует сделать поясняющее отступление. Заработать в наше время студенту было трудно. Во время учебного года - почти невозможно. Подавляющее большинство моих приятелей стипендию не получало, а столовки у нас на факультете не было. Чебуречная во дворе спасала мало. А в столовой у гостиницы “Космос” - было дорого. Выкручивались, как могли. Монти, например, продал свои волосы, а также регулярно сдавал кровь. Ходили слухи, что можно продать медикам свой скелет за 100 рублей. Находились очевидцы, что своими глазами видели в паспорте “счастливца” отметку: “Скелет продан”. Я тоже заходил в 3-й мед. по этому поводу, но был не понят. Но вот что было реально, так это поработать подопытными кроликами у психологов и физиологов. За смену в 6 часов платили 3 рубля.
Но сегодня меня ждало нечто особенное - Гена будет ассистировать человеку, исследующему гипноз! Меня позвал туда Саша по кличке Шериф (к слову, в будущем клавишник группы “Зодчие”), мол, требуются мои навыки барабанщика! С гипнозом я уже работал в академическом институте психологии, правда выяснилось что моя гипнабельность сугубо добровольная, но результаты были хорошие. Мне было жутко интересно, и я согласился.
Мы с Геной и Шерифом пошли в какой-то странный корпус, где было логово самого исследователя - остроглазого мужичка с бородкой. Как нам объяснили, он изучал развитие творческих способностей под гипнозом и предложил нам сыграть что-нибудь на воображаемых инструментах, будучи в трансе. Ха! Легко! Мы с Шерифом посовещались, нас погрузили в сон, и мы грянули “Highway Star”! Я точно помню, что перед игрой передвинул хай-хэт справа, где он часто стоит у Яна Пейса, налево, как я привык, и что дал отмашку Шерифу, склонившемуся над органом (он по старой парте играл, как потом выяснилось). Потом мы раздухарились и сыграли весь “Made in Japan” !

***

Было поздно. Я шёл по вечерним улицам к метро, совершенно выбившись из сил, но меня ждал весьма приятный вечер: в связи с отъездом моих родителей на дачу, у меня собиралась на ночь отличная компания. Будем выпивать и слушать музыку!
Солнце давно село, но тьма всё не приходила. В гостиной свет был выключен и шторы задернуты... Кто-то расположился на диване, кто-то полулежал на полу, кто-то так и застыл за столом с рюмкой в руке... Из колонок шёл поток Земного оркестра Манфреда Мана. Nightingales and Bombers носились по комнате, “Oh you don't know what they can do to you - Spirit in the night, all night” - кричал Брюс Спрингстин. Вселенная беззвучно вращалась вокруг квартиры.
Музыка сменилась, кто-то пошел покурить, а я вдруг почувствовал, что держу на плечах небо, меня затопила неистовая, пронзительная реальность. Я встал и вместе со Славкой (“Малыш”) пошёл на балкон. Нам в спину Джон Уэттон плакал:  
Ice blue silver sky
Fades into grey
To a grey hope that oh yearns to be
Starless and bible black...”
А на балконе безумное звездное небо застилала громоздкая Пашкина фигура. Мы прислушались - Рыбников читал наизусть Вторую книгу - Исход. Я вздрогнул и понял, что моё лицо мокро от слёз...

ДР

У сына и внука ДР с разницей в один день. Одному 8, а другому 27. Сложная история. Нашли друг друга через 7 лет.

С Новым Годом!!!!

Дорогие друзья!
Поздравляю всех с Праздником! Желаю всем собранности, надежды и оптимизма. Энтропия не пройдет!
Наше дело правое, и мы движемся! Кто не с нами, тот сзади нас:) Послезавтра наступит!

Повестка на послезавтра-3

И так, как можно создать педагогическую прививку от "зомбирования"? Как воспитать ребенка, которому не страшен ни какой напор пропоганды? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно ясно представлять себе причины инфантилизма нашего общества (о его проявлениях см. прекрасную статью Бабченко https://www.facebook.com/babchenkoa/posts/716452611788308?fref=nf&pnref=story) и повсеместного отсутствия критического мышления.
Если попытаться подойти к проблеме максимально обще, то основной причиной дефицита критического мышления видится несистемное восприятие мира. Под системностью я подразумеваю здесь живую целостность всего сущего. Континуальную, развивающуюся по единым законам, целостность - бесконечно превышающую сумму составляющих ее частей. Человеческое познание в идеале подчиняется тем же законам. Онтология отражается в гносеологии, объект в субъекте и наооборот.
Чувство системности - это как абсолютный музыкальный слух, не пропускающий фальшивых нот. Все образование должно быть насквозь системным, предполагая стройную и "непротиворечивую по Гёделю", научную картину мира.
Педагог совершенно справедливо может не понимать ценностей и задач грядущего поколения, ментально отставать во многих дисциплинах, но, при правильном построении образовательной начинки, развивать ученика нелокально, формируя для него системный эвристический фон.
Второй составляющей нормальной педагогики, ее ипостасью, должна стать психология в широком смысле и психотерапия в частности. Грубо говоря, никакая системная картина мира не залезет в глубоко травмированные в массе своей мозги современных детей. Инфантилизм общества, инфантилизм семей, искореженные отношения поколений - все это образует "дурную причинность", проявления которой нужно корректировать в учебном процессе в режиме нон-стоп.
Никаких институций для работы над "новым образованием" в нашем обществе нет. Нужно создавать инициативные группы под единым брендом, общественные лаборатории, институты. Вырабатывать глобальную методологию новой педагогики, привлекать для этого самых разных специалистов и практиков. Отсюда вытекает общественый запрос на создание всеобщей научной картины мира, некой "теории единого поля научного знания". Но об этом потом...

"Повестка на послезавтра" - 2

По моему, старая марксистская мысль о «бытии, определяющем сознание» никак не покинет нас. Нынешние педагогические деятели, новаторы и энтузиасты, преисполнены любви к детям и искренне желают им добра. Ими разработаны прекрасные организационные формы – современные и внешне, и по сути – преподавания и передачи знаний. Масса гаджетов и интернет – им в помощь. Но… как и в семьях родителями, так и в школах педагогами движет идея создания идеальной среды, куда можно «залить», как в форму, ребенка, и автоматически получить творческую и прогрессивную личность, некоего «идеального себя», очищенного от бытовых тревог и детских травм. Не думая. Не докапываясь, а что же мешало нам самим стать лучше?
Возможно ли качественно отрефлексировать наше положение, прежде чем заниматься педагогикой и образованием? Сможем ли мы сделать правильные выводы из ситуации, когда ни высокий интеллектуальный уровень, ни достойное имущественное положение, ни хорошее социальное происхождение не дают никаких гарантий от массового впадения в дремучую архаику? Учесть это в педагогическом проектировании? На эти вопросы надо ответить, и этот этап нельзя перешагнуть.

"Повестка на послезавтра" - 1

Будущее…
Как правило, дальнейшие рассуждения касаются ближайшего будущего, где мы планируем завтрашний день, летний отпуск и прочую персональную логистику, и будущего «далекого», о котором каждый думает в меру своей культурной обусловленности, дает волю фантазии, отрывается от насущного, начинает говорить об общечеловеческих задачах и горизонтах технологической эволюции. Положа руку на сердце, стоит признать, что представления о нашем ближайшем будущем оказываются проекцией нашего прошлого опыта, результатом нацеленности на узнавание ситуаций в любом новом опыте. Лучшие фантасты прорицали с достаточно большой вероятностью развитие технологического  аспекта цивилизации. Начиная уже с Жюль Верна мы находим в их произведениях и подводные лодки, и ракетные полеты, и лучевое оружие и современные системы связи. С наступлением космической эры писатели нафантазировали столько, что для реализации этого массива понадобится еще не одно десятилетие. Но ведь будущее – это не только и не столько техника. Будущее – это, в первую очередь, люди и их отношения. Но ни один фантаст не смог представить будущих личностей, будущую систему отношений. В окружение фантастических приборов ими помещались вполне архаичные типажи.

Получается, что ближайшего будущего в строгом смысле нет (есть проекция нашей повседневности), а далекого будущего нет, в силу нашей неспособности выйти за пределы собственной обусловленности.
Каждое поколение выращивает собственные границы обусловленности. Адаптивность малых групп и целых народов квантуется в рамках одного поколения, то есть каждые 15-20 лет, и определяется скоростью социально-информационных процессов. Эта скорость увеличивается геометрически, и границы между поколениями, еще недавно небольшие, стремительно расширяются.

В целом, цивилизация, в лице ее западного форпоста, стремительно накапливает новое качество, которое нелокально распределяется внутри устаревающих структур и институтов, перегревая все общественные системы. И не столько технологические прорывы составляют это новое, сколько изменения в области человеческой психики, человеческих отношений в обществе. Такая дестабилизация существующих структур не могла не вызвать реакцию - контрреволюцию архаики, которую мы воочию наблюдаем сегодня в России и на Ближнем Востоке. И если архаичный дискурс имеет вполне последовательную (не значит вменяемую) повестку: возврат к корням, изоляционизм, ксенофобия и т.д., то такой повестки у «другой стороны» нет. Точнее, есть… «на завтра»: глобализация, толерантность и гуманизация всех сторон жизни. Но это касается скорее условий для роста всего нового и революционного. Повестки «на послезавтра» - не существует.
Означает ли это, что «новое и революционное» растет естественно, как трава на лугу?

Двадцать пять лет назад...

Совсем не умею рисовать красками. Но вот лет двадцать пять назад что-то торкнуло, и я кисточкой от клея нарисовал с десяток картин маслом. Сейчас нашел сканы и опять захотелось.
DSC00173

DSC00163

Новый год

Заканчивается этот сложный, возможно последний, "предвоенный" год. Весной я впервые наблюдал, как за такой короткий срок полностью изменилось все вокруг - по ощущениям я теперь живу не в своей стране. Под оккупацией, под властью зомби или пришельцев - не важно. Я чувствую себя совсем чужим здесь. Родные и близкие оказались "укушенными" царящими вокруг великодержавными демонами. Хватило разума закрыть эти темы и сохранить какую-то человечность в общении. Но как тоскливо все это! Как больно смотреть на друзей и близких, которых пропаганда учит ненавидеть, а они не умеют и страшно страдают от психологического диссонанса. Пытаются защититься и "видеть вокруг только хорошее", а внутри глаз - страх. Что ж вы делаете с людьми, гады?
Летом поехали к друзьям в Турцию с каким-то терминальным настроением - как приговоренный в камере лакомится деликатесами в рамках "последнего желания". Потом - суровая действительность: оптимизация бизнеса, быстрое "пожарное" завершение всех проектов, конвертация средств, увольнение сотрудников... В сентябре - марш Мира, как закрытие сезона в театре. (В будущем, боюсь, в стране будут уже другие форматы "маршей"). Дальше осень незаметно кончилась, как и работа у моих брата, сына и зятя. Так что Новый год подкрался как предчувствие... чего-то тяжелого и липкого, не оставив камня на камне от праздника.
Тем не менее, оставаясь оптимистом (в том плане, что очень-очень люблю жизнь), хочу пожелать в Новом году всем моим друзьям и знакомым бодрости духа, любви, юмора, стойкости, милосердия и человечности!