Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

С Новым Годом!!!!

Дорогие друзья!
Поздравляю всех с Праздником! Желаю всем собранности, надежды и оптимизма. Энтропия не пройдет!
Наше дело правое, и мы движемся! Кто не с нами, тот сзади нас:) Послезавтра наступит!

Повестка на послезавтра-3

И так, как можно создать педагогическую прививку от "зомбирования"? Как воспитать ребенка, которому не страшен ни какой напор пропоганды? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно ясно представлять себе причины инфантилизма нашего общества (о его проявлениях см. прекрасную статью Бабченко https://www.facebook.com/babchenkoa/posts/716452611788308?fref=nf&pnref=story) и повсеместного отсутствия критического мышления.
Если попытаться подойти к проблеме максимально обще, то основной причиной дефицита критического мышления видится несистемное восприятие мира. Под системностью я подразумеваю здесь живую целостность всего сущего. Континуальную, развивающуюся по единым законам, целостность - бесконечно превышающую сумму составляющих ее частей. Человеческое познание в идеале подчиняется тем же законам. Онтология отражается в гносеологии, объект в субъекте и наооборот.
Чувство системности - это как абсолютный музыкальный слух, не пропускающий фальшивых нот. Все образование должно быть насквозь системным, предполагая стройную и "непротиворечивую по Гёделю", научную картину мира.
Педагог совершенно справедливо может не понимать ценностей и задач грядущего поколения, ментально отставать во многих дисциплинах, но, при правильном построении образовательной начинки, развивать ученика нелокально, формируя для него системный эвристический фон.
Второй составляющей нормальной педагогики, ее ипостасью, должна стать психология в широком смысле и психотерапия в частности. Грубо говоря, никакая системная картина мира не залезет в глубоко травмированные в массе своей мозги современных детей. Инфантилизм общества, инфантилизм семей, искореженные отношения поколений - все это образует "дурную причинность", проявления которой нужно корректировать в учебном процессе в режиме нон-стоп.
Никаких институций для работы над "новым образованием" в нашем обществе нет. Нужно создавать инициативные группы под единым брендом, общественные лаборатории, институты. Вырабатывать глобальную методологию новой педагогики, привлекать для этого самых разных специалистов и практиков. Отсюда вытекает общественый запрос на создание всеобщей научной картины мира, некой "теории единого поля научного знания". Но об этом потом...

"Повестка на послезавтра" - 1

Будущее…
Как правило, дальнейшие рассуждения касаются ближайшего будущего, где мы планируем завтрашний день, летний отпуск и прочую персональную логистику, и будущего «далекого», о котором каждый думает в меру своей культурной обусловленности, дает волю фантазии, отрывается от насущного, начинает говорить об общечеловеческих задачах и горизонтах технологической эволюции. Положа руку на сердце, стоит признать, что представления о нашем ближайшем будущем оказываются проекцией нашего прошлого опыта, результатом нацеленности на узнавание ситуаций в любом новом опыте. Лучшие фантасты прорицали с достаточно большой вероятностью развитие технологического  аспекта цивилизации. Начиная уже с Жюль Верна мы находим в их произведениях и подводные лодки, и ракетные полеты, и лучевое оружие и современные системы связи. С наступлением космической эры писатели нафантазировали столько, что для реализации этого массива понадобится еще не одно десятилетие. Но ведь будущее – это не только и не столько техника. Будущее – это, в первую очередь, люди и их отношения. Но ни один фантаст не смог представить будущих личностей, будущую систему отношений. В окружение фантастических приборов ими помещались вполне архаичные типажи.

Получается, что ближайшего будущего в строгом смысле нет (есть проекция нашей повседневности), а далекого будущего нет, в силу нашей неспособности выйти за пределы собственной обусловленности.
Каждое поколение выращивает собственные границы обусловленности. Адаптивность малых групп и целых народов квантуется в рамках одного поколения, то есть каждые 15-20 лет, и определяется скоростью социально-информационных процессов. Эта скорость увеличивается геометрически, и границы между поколениями, еще недавно небольшие, стремительно расширяются.

В целом, цивилизация, в лице ее западного форпоста, стремительно накапливает новое качество, которое нелокально распределяется внутри устаревающих структур и институтов, перегревая все общественные системы. И не столько технологические прорывы составляют это новое, сколько изменения в области человеческой психики, человеческих отношений в обществе. Такая дестабилизация существующих структур не могла не вызвать реакцию - контрреволюцию архаики, которую мы воочию наблюдаем сегодня в России и на Ближнем Востоке. И если архаичный дискурс имеет вполне последовательную (не значит вменяемую) повестку: возврат к корням, изоляционизм, ксенофобия и т.д., то такой повестки у «другой стороны» нет. Точнее, есть… «на завтра»: глобализация, толерантность и гуманизация всех сторон жизни. Но это касается скорее условий для роста всего нового и революционного. Повестки «на послезавтра» - не существует.
Означает ли это, что «новое и революционное» растет естественно, как трава на лугу?

Новый год

Заканчивается этот сложный, возможно последний, "предвоенный" год. Весной я впервые наблюдал, как за такой короткий срок полностью изменилось все вокруг - по ощущениям я теперь живу не в своей стране. Под оккупацией, под властью зомби или пришельцев - не важно. Я чувствую себя совсем чужим здесь. Родные и близкие оказались "укушенными" царящими вокруг великодержавными демонами. Хватило разума закрыть эти темы и сохранить какую-то человечность в общении. Но как тоскливо все это! Как больно смотреть на друзей и близких, которых пропаганда учит ненавидеть, а они не умеют и страшно страдают от психологического диссонанса. Пытаются защититься и "видеть вокруг только хорошее", а внутри глаз - страх. Что ж вы делаете с людьми, гады?
Летом поехали к друзьям в Турцию с каким-то терминальным настроением - как приговоренный в камере лакомится деликатесами в рамках "последнего желания". Потом - суровая действительность: оптимизация бизнеса, быстрое "пожарное" завершение всех проектов, конвертация средств, увольнение сотрудников... В сентябре - марш Мира, как закрытие сезона в театре. (В будущем, боюсь, в стране будут уже другие форматы "маршей"). Дальше осень незаметно кончилась, как и работа у моих брата, сына и зятя. Так что Новый год подкрался как предчувствие... чего-то тяжелого и липкого, не оставив камня на камне от праздника.
Тем не менее, оставаясь оптимистом (в том плане, что очень-очень люблю жизнь), хочу пожелать в Новом году всем моим друзьям и знакомым бодрости духа, любви, юмора, стойкости, милосердия и человечности!

Истрат

Продолжу.... Устройство малой Родины представлялось мне в детстве предельно простым. Деревню крестообразно рассекали две грунтовые дороги:  Шастово (сквозной транзит к бывшей барской усадьбе в Песочне) и Прогон (тянулась вдоль хуторов, основная магистраль для людей и скота). Они делили все общество на 4 центральных хутора (были еще "оазисы" возле самого леса, но это вообще для меня была Камчатка), рассекали окружающую со всех сторон пашню и уходили в леса. Были два пруда, мост и по колодцу на каждый хутор. Коровы и свиньи жили во дворах и никуда сами не ходили, а куры и гуси заразы, ходили где угодно, а ихние бойцы здорово клевались. Вся жизнь в деревне крутилась возле двух предметов - картошки и сена. Крик какой-нибудь бабки "Туча!!!" мог застать прямо посреди ужасно интересной игры и тут, хочешь не хочешь, возле какого бы ты дома не находился - грабли в руки, греби сено, собирай его в небольшие копны, закрывай старыми целофановыми мешками под начинающимся дождиком. Никто даже не возмущался - это был естественный порядок вещей. Еще одним мобилизующим сигналом был вопль "Автолавка!" (приезжала раз в месяц) - это уже был общедеревенский шухер с аханьем, беготней, доставанием мешков из под картошки (под хлеб и сахар), старых бутылок (можно было сдать) и червонцев из-под образов.
Вокруг все было страшно интересно и вкусно пахло: пыль в прогоне, заросли крапивы за домом агронома, вишни, сброшенные обожравшимися дроздами на землю, тина в Пузанковом пруду и печеная картошка, которую выгребали из костра вечером... До вечера в любую погоды все дети бегали босиком. Потом, после ужина, надо было противно мыть ноги и надевать обувь и телогрейку.

Шастово. Я с друзьями.

Вставали мы поздно. Я просыпался под бабушкино бормотание молитв. С Богом разжигалась печка, а окончательно сон слетал под запах свежеиспеченых пирожков. За окнами мычали коровы - после полудня их гнал по домам пастух Истрат, который, видимо, имел один комплект одежды и не говорил. Он был космат, жил непонятно где, и кормили его всей деревней.
Вообще-то в Калужской области то и дело начинают циркулировать расказы о пришлых лесных диких людях. Очевидцы даже составили фоторобот такого йетти:



Однако, рассматривая, например, фото калужских крестьян позапрошлого века (надпись утверждает, что они в зимней одежде), и особенно глядя на Истрата, я точно знал - это наши, местные люди!



Кто такой Истрат я узнал, когда его отпевали. Наш, местный парень. Работал пастухом, взаимно был влюблен в коров. Жил с мамой и сочинял стихи. В армию не взяли по здоровью. Когда пришли мелиораторы и по пьяни сожгли его дом, он пас коров и спал в сарае. Когда в 37-м за ним  по доносу соседки пришли какие-то скучные люди (не следил за огородом, одуванчики развел) - он ушел за потерявшейся коровой и не был найден в отведенное время (пришлось забрать дядю Васю-охотника - у него ружье было). Немцев в 41-м он встретил также рядом с коровами - пас и читал им стихи. Немцы его не тронули, коров, правда, отобрали (моего отца с бабушкой в 30-градусный мороз выселили в землянку и тоже ничего им не сделали). Истрат на всех смотрел не мигая, не пряча взгляд, глаза его до старости были детские и ясные...
В 42-м, отступая, немцы стали убивать оставшийся скот и поджигать дома, сожгли и сарай Истрата. Когда после ухода гарнизона деревенские стали выползать из землянок, они уведели как Истрат нагибается и по очереди обнимает за шею застреленных коров. Именно в этот момент фашистский пулеметчик с купола Карамышинской церкви, что в 4 км от деревни, выпустил последнюю длинную очередь.... Пуля за излете попала Истрату прямо в копчик. Он стоял нагнувшись и упал на корову. Бабушка подняла его и повела в дом. Рана была не опасная, но Истрат с того времени больше не сказал ни слова. Впрочем, коровы его все равно понимали...

Последнее интервью Тарковсого (1986)

ЧУВСТВУЕТСЯ, что человечество вас разочаровало. Когда смотришь ваши фильмы, даже как-то стыдно быть человеком.
— Боже мой, вы меня пугаете.
— Откуда в таком случае ваш оптимизм?
— А что говорит, что я оптимист? Пессимизм и оптимизм — это очень поверхностный, вульгарный взгляд на человека, как на грустного и веселого.
Дело в том, что человеку свойственна надежда по преимуществу. Говорят, что надежду можно утратить, сталкиваясь с «действительностью, но, мне кажется, это неверно. Надежда — вещь иррациональная, это, по существу, часть религиозного чувства. Она возникает, существует и укрепляется вопреки логике и здравому смыслу!
Collapse )